«Отойди от моей жены!»

Среди десятка звуков, произносимых самцом гиббона, этот — самый распространенный.

Вот уже миллион лет мужчины повторяют  на всех языках и наречиях: «Отойди от моей жены!»  

Вчера ко мне позвонила лучшая подруга и в сотый раз начала жаловаться на своего мужа: эгоист, эксплуататор, слова ласкового от него не услышишь. А ведь обещал всю жизнь носить на руках. Слушала я, слушала и  задумалась:  а было ли  такое время на земле, когда мужики носили нас на руках? Сами они, конечно, правды ни за что не скажут, но к счастью есть и историки-женщины. Они-то и рассказывают, что…

Бывало и похуже

…Нам, девчонки, еще грех жаловаться на свою судьбу. Радоваться надо, что не родились в каком-нибудь 955 году до нашей эры где-нибудь на Ближнем Востоке. «Свободная» вавилонянка, египтянка или еврейка не многим отличалась от рабыни. Она  была собственностью мужчины:  в детстве — отца, а потом мужа. Малейшее неповиновение – и ее выгоняли из дома. И не дай бог через девять месяцев после свадьбы не родить ребенка — со свету сживут. Я уже не говорю о том, чтобы состроить кому-то глазки: жену, уличенную в супружеской неверности,  забивали камнями. Зато мужчины заводили себе по несколько побочных жен и наложниц. А работать больше всех приходилось законной жене: она должна была прясть шерсть, готовить пищу,  сажать виноградники, вести счета, делать и продавать ковры…

Впрочем, это еще что… В Шумере и Вавилоне существовал один милый обычай, описанный Геродотом. Он был удивлен огромным количеством жриц любви в  храмах. «Каждая женщина, — пишет Геродот, — должна раз в жизни явиться в храм, сесть там и отдаться незнакомому мужчине… Ей не позволено возвратиться домой до тех пор, пока мужчина не бросит ей на колени серебряную монету и не выведет ее из храма, чтобы лечь с ней… Женщина обязана пойти с первым мужчиной, который бросил ей монету. После того, как она ляжет с ним, ее долг перед богиней считается выполненным, и она может вернуться домой. Высокие, красивые женщины вскоре получают возможность вернуться домой, но уродливым приходится провести в храме по три-четыре года».

Больше всего они любят друг друга

Высоким и красивым всегда больше везёт. Даже в Древней Греции, где мужчины больше всего любили… друг друга. «Цвет юности двенадцатилетнего мальчика, — писал философ Страбон, — поистине желанен, но в тринадцать лет он еще более восхитителен. Еще слаще цветок любви, расцветающий в четырнадцать лет, а к пятнадцати его очарование возрастает. Шестнадцать лет — это божественный возраст». Когда мальчик оканчивал школьный курс, его брал под свою опеку  зрелый мужчина. Он должен был согревать его «той чистой любовью, единственной целью которой является нравственное совершенство в возлюбленном».

Подобное «совершенствование» мужчин в объятиях друг друга продолжалось несколько веков. Зато о женщинах древние греки были весьма невысокого мнения. Всю жизнь они были в полном подчинении у ближайшего родственника мужского пола, не получали образования, выходили замуж не по своей воле и проводили всю оставшуюся жизнь на женской половине дома. Иногда жене дозволялось сесть обедать за один стол с мужем — если в доме не было гостей.

При этом греки еще и обзывали женщин глупыми, сексуально озабоченными и ущербными. Будешь глупой, если тебя лишили образования. А как не озаботится, если муж редко делит с тобой супружеское ложе… Зачем же тогда греки вообще женились? Чтобы произвести на свет наследника. Дело доходило до того, что женатые спартанцы продолжали жить со своими друзьями, а жен навещали тайно.

И что же? Детей стало рождаться мало и греческая цивилизация покатилась к закату. Ничего удивительного: всякий, кто обидит женщину, плохо кончит…

Древнеримский сенатор Катон как-то  заявил с трибуны Сената: «Женщина — это тупоголовое и неуправляемое животное, и нельзя вручать ей поводья и ожидать, что она не перевернет колесницу…» Еще раньше, по самым древним римским «законам Ромула» родители обязаны были воспитывать всех детей мужского пола и первую из родившихся девочек. Остальных оставляли в местах, где их могли подобрать люди и принять в семью или сделать рабынями, но часто младенцы погибали.

Какой печальный конец ожидал Рим, известно. И все же именно  римлянки первыми в мировой истории начали бороться за свои права. Задолго до Клары Цеткин они устраивали массовые демонстрации протеста с требованием отменить  закон, запрещающий им носить яркие одежды и разъезжать в повозках по улицам. Первые феминистки даже побили двух трибунов и одержали таки победу!

Но это уже не спасло Рим, он пал и все опять вернулось на круги своя. В мрачные века раннего средневековья не было существа бесправнее и  несчастнее женщины. По случайному ли совпадению или по злому року именно в те времена в Европе свирепствовала чума, унесшая многие миллионы жизней. И когда эта напасть, наконец, отступила, человечество поняло: так жить нельзя. Поэты начали сочинять вирши о прекрасной даме, а трубадуры распевали их на всех перекрестках. Но на самом деле это было что-то вроде нынешней «мыльной оперы» — красиво,  возвышенно и… все неправда, сказка о том, чего никогда не бывает в жизни. Бормоча стихи о божественной Дульсинее, благородный рыцарь надевал на жену пояс целомудрия и запирал ее в замке — она по-прежнему была его собственностью.

Победа будет за нами

Понадобилось еще пятьсот лет, чтобы женщина вышла, наконец, из дому и отправилась… на работу. В Х1Х веке консервативные немцы еще твердили, что удел женщины — три «К» — «киндер, кухен, кирхе»: дети, кухня, церковь, но англичанки и американки уже начали победоносную борьбу за равноправие.

Мужчины сопротивлялись, как могли. Они принимали женщин на самую тяжелую и грязную работу, а платили им в два раза меньше, чем мужчинам. В 1861 году в Англии из 2 700 000 женщин и девушек старше 15 лет, которые «работали на прибыльной работе», конторских служащих было ровно 279. Остальные были прислугой,  работницами на фабриках, и университетов.

Кому в те славные буржуазные времена жилось полегче, так это так называемым «падшим женщинам», особенно, если им удавалось выбиться в известные куртизанки. Их счета оплачивали русские князья, турецкие паши и американские миллионеры. Для уроженки Москвы Ла Паивы (Терезы Лахман) немецкий владелец рудников построил дом с лестницей из оникса, ванной из мрамора и кранами из драгоценных камней. Кора Перл, любовница принца Оранжского, имела привычку плясать обнаженной на ковре из орхидей и купаться в присутствии гостей в серебряной ванне, наполненной шампанским. Вот как должна жить женщина!

Остальным «жрицам любви»  приходилось не так сладко, но, наверное, не так уж и плохо, если в одном Париже в 1860 году их было около ста тысяч. А в Вене  одна проститутка приходилась на семь человек. Но это уже, согласитесь, разврат. Цена греха оказалась высокой: 7000 проституток Вены  ежегодно поступали в больницы с сифилисом или гонореей, а в Лондоне от этой заразы лечилось 30 000 человек.

В Европу пришла новая чума. И кто, скажите, во всем этом был виноват? Ну, конечно же, не женщины. Ведь тогда еще среди них не было президентов, премьер-министров и даже членов ЦК КПСС. Миром по-прежнему правили мужчины. А сегодня разве они отдали нам пальму первенства или хотя бы потеснились на своем политическом Олимпе? Дудки!

Зато в борьбе за финансовую независимость мы одержали полную и окончательную победу. Я, например, совершенно независимая женщина и делаю, что пожелаю. Хочу, вкалываю на две ставки, хочу на три. Хочу после работы стираю, хочу, полы мою. Могу один сад-огород  окучивать, а могу и два. В общем, за что боролись, на то и напоролись. Но ничего, мы еще поглядим, кто кого. Будет и у нас когда-нибудь женщина-президент и женское большинство в Государственной Думе. И тогда они издадут закон, обязывающий матерей воспитывать только девочек. А куда же, спросите, мальчиков? А их пускай воспитывают мужчины, раз они такие умные…

Все равно ведь считают себя на голову выше, никуда их доисторическое чувство превосходства над нами не делось. У них ведь и литература своя, шовинистическая, женоненавистническая есть («Анну на шее» Чехова читали?) и пословицы-поговорки: «Лучше раз в году родить, чем каждый день бороду брить». Вот и попробовали бы, родили.

Очень красиво сказал сто лет назад один американский сенатор: «Когда женщины этой страны станут моряками и солдатами, когда они будут бороздить океан и идти за плугом; когда им понравится расталкивать локтями мужчин и пробивать себе дорогу в толчее торговых дел и бизнесе; когда им понравится ненадежность и суматоха политической жизни; когда они полюбят тяготы походной жизни превыше радостей и удобств семьи и дома, тогда придет время говорить об избирательном праве для женщин».

Уже понравилось, господа! А удобства и радости  кухни и пеленок  можете оставить себе.

Наталья Соколова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *