Каникулы не в Мексике-3

Триста жителей Зимовниковского района подписали петицию в Верховный суд с просьбой пересмотреть приговор парню, обвиненному в изнасиловании малолетки.

ЭТА ИСТОРИЯ  прославила, а вернее было бы сказать, ославила на всю страну небольшой поселок Зимовники в трехстах километрах от Ростова. Зрители Первого канала еще не успели забыть «Каникулы не в Мексике» — две передачи ток-шоу «Пусть говорят», собравшие рекордную аудиторию. Только никто не знает, чем же этот «ток» закончился — не на экране телевизора, а в жизни.

23 августа 2012 года старший следователь Зимовниковского межрайонного следственного отдела управления Следственного комитета РФ по Ростовской области Артур Эксузян вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению местной жительницы об изнасиловании ее малолетней дочери. В своем заявлении мать написала, что девочку изнасиловал Евгений П., муж ее племянницы Натальи, к которой дочка часто ходила в гости и помогала ей нянчить ребенка. Евгений якобы многократно насиловал малолетнюю родственницу на заднем сиденье своих старых «жигулей» — каждый раз, когда по просьбе жены отвозил ее домой. Всего потерпевшая описала десять таких совершенно одинаковых эпизодов. Однако опытный следователь, сопоставив все факты, пришел к выводу, что отношения были добровольными – «по обоюдному согласию, без применения физического или психического насилия».

Школьница Ю. С. (закон о средствах массовой информации запрещает называть имена несовершеннолетних, попавших в такие нехорошие истории), полгода скрывала все происходящее и от матери, с которой у нее всегда были доверительные отношения, и от двоюродной сестры Натальи, с которой они очень дружили. Как ни в чем не бывало, продолжала ходить к ней в гости. Никто из опрошенных следователями родственников, подруг, учителей не заметил у отличницы, общественницы и гордости школы ни синяков (телесных повреждений, выражаясь юридическим языком), ни подавленного настроения и вообще каких-либо перемен — всегда веселая девчонка все так же получала пятерки и побеждала на предметных олимпиадах. И только близкой подруге она проболталась, что «кажется, беременна».

Последней, как водится, обо всем узнала мама: глаза ей открыла малознакомая женщина, услышавшая уже от кого-то «школьные новости». Мама побежала сначала в аптеку — покупать тест — полоски на беременность, а потом — к следователю, писать заявление об изнасиловании.

ЧТО БЫ НЕ ГОВОРИЛИ старшие о «распущенности нынешней молодежи», однако такие истории случались и прежде: какая-нибудь ученица рожала, не дождавшись выпускного. В зарубежных старообрядческих общинах, разбросанных по всему свету — от Китая до Бразилии — и по сей день юношам разрешается вступать в брак в 16 лет, девушке выходить замуж в 13 лет. В российском Уголовном Кодексе есть статья 134 «Половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста» — до четырех лет лишения свободы. А то же самое деяние, совершенные с лицом, достигшим двенадцатилетнего возраста, но не достигшим четыр­надцатилетнего возраста, наказывается лишением свободы от трех до десяти лет.

Это — последняя редакция закона, до декабря 2013 года эта статья звучала несколько иначе: наказание полагалось за «половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости». И с юридической, и с медицинской точки зрения девушка, зачавшая, выносившая и родившая здорового ребенка, считается достигшей половой зрелости. Потерпевшая Ю. С. по физическому развитию опередила своих сверстниц на несколько лет, что подтверждают доктора, к которым обращалась девушка. А поскольку ЧП произошло в 2012 году, еще при старой редакции
ст. 134 УК РФ, Евгений П. мог вообще избежать каких-либо неприятностей, кроме установления отцовства, которое он категорически отрицал. Впрочем, как и сам факт измены жене с ее кузиной-малолеткой.

Следователи, проводившие проверку, придерживались буквы закона, а моральная сторона дела — это уже не по части Уголовного кодекса. «Если бы С. не желала вступать в половую связь с П., она бы не только избегала встреч с ним и его женой, но и, тем более, не ходила бы к ним домой, так как заранее знала, что П. повезет ее на машине домой; женщина подвергающаяся насилию и имеющая возможность его избежать, никогда бы добровольно не пошла к насильнику, заведомо зная о том, что вновь будет изнасилована», — написал следователь в отказе в возбуждении уголовного дела. Однако ясным днем 28 августа тот же следователь Эксузян сначала подал своему непосредственному руководству рапорт об обнаружении признаков преступления, а в 18 часов 05 минут вынес постановление о возбуждении уголовного дела по ст.131 УК РФ (изнасилование).

ЧТО ЖЕ ПРОИЗОШЛО за эту неполную неделю?

Появились новые свидетели или хоть какие-то улики, а может, судмедэкспертиза обнаружила у потерпевшей ранее не замеченные телесные повреждения? Нет, в деле не появилось ничего нового, кроме диска с записью ток-шоу Андрея Малахова «Пусть говорят» и депутатских запросов депутата Госдумы Старовойтова Генпрокурору Чайке и председателю Следственного комитета Бастрыкину. Очередной выпуск программы был посвящен событиям «в Зимниках» — так обозвал звездный ведущий суперпопулярной передачи поселок Зимовники.

Главной героиней передачи стала тринадцатилетняя школьница Ю.С., которая сама приехала на передачу, и имени которой никто не скрывал, как того требует Закон о СМИ. Первый канал, конечно, тоже средство массовой информации, но для него, как говорится, закон не писан. Кстати, все дела о преступлениях сексуальной направленности слушаются только в закрытых судебных процессах, и уж тем более если речь идет о несовершеннолетних.

Привезенные на шоу односельчане — «представители зимниковской молодежи» — рассказывали всей стране, какая, дескать, Ю.С. «гулящая» — сама на парней вешалась, обзванивала и писала эсэмэски с предложением встретиться. В деревне все про всех известно, и при этом людская молва умножает все, что было (или не было), на три — так заведено испокон веку. Тем не менее следователи вызывали на допрос и других парней, с кем, по рассказам подруг, встречалась Юля еще до драматических событий лета 2012 года. Один из ухажеров, работавший до этого в полиции, упорно отказывался проходить тест на установление отцовства. В следственный отдел его доставили приводом, но он умудрился оттуда сбежать прямо на глазах у изумленных понятых. Если бы не знал за собой греха, сам бы прибежал сдавать слюну, чтобы отмести все подозрения. Одна из подруг рассказала следователю, что однажды, когда они ночевали вдвоем (взрослых дома не было), С. позвонила этому парню по сотовому телефону в три часа ночи, вскоре он за ней заехал и привез обратно в девять часов утра.

Был ли он ее первым мужчиной, П. — вторым, а все остальные — это уже домыслы? Свечку, как говорится, никто не держал, а все обвинение построено исключительно на показаниях самой потерпевшей. Никаких доказательств изнасилования, а не просто любовной связи, следователи так и не смогли добыть. Исход дела, похоже, решили те самые запросы депутата Госдумы Старовойтова, который постоянно мелькает на передаче «Пусть говорят» и поднимает этим свой рейтинг у избирателей. Прямо во время передачи Малахов дал депутату поручение обратиться в Генпрокуратуру и Следственный комитет. И это возымело действие.

ЕВГЕНИЙ П. уже мотает срок. Областной суд оставил решение районного суда в силе, а апелляционную жалобу осужденного П. – без удовлетворения.

Школьница Ю.С. теперь уже студентка педагогического колледжа, а ее малышка ходит в детский сад. Девочке — два года и семь месяцев и она вовсю болтает на самые разнообразные темы. Все заботы о ней легли на плечи сорокалетней бабушки.

—  Это мой третий ребенок, самый любимый, — сказала мне Ольга С. — Старший сын заканчивает школу, занимается спортом — хочет поступить в военное училище, дочка собирается после колледжа в университет. Я их тяну одна, с мужем мы давно в разводе, кроме алиментов, от него никакой помощи — ни материальной, ни моральной. А на малышку мы и алиментов не получаем, сначала подали было заявление в суд, чтобы П. платил на ребенка, а потом забрали: срок ему дали большой, когда он теперь сможет платить нам алименты?

Я спросила Ольгу, не собирается ли она уехать из Зимовников, перебраться в другое место? Ведь ребенку обязательно скажут «добрые люди», что они думают о ее «непутевой матери». На внебрачных детей давно уже даже в деревне пальцем не показывают, но насилие — это все-таки из ряда вон.

— Конечно, я хотела бы уехать, тем более и с работой тут у нас большие проблемы. Швейный цех, где я работала, закрылся, еле нашла другое место. Но на переезд у нас нет денег: дом мы покупали вместе с мужем, и он не разрешит его продать.

ЕСЛИ БЫ ВСЕ участники этой драмы были чуть-чуть дальновиднее, они никогда не понеслись бы сломя голову «искать правду» в столицу. Как же: им предложили поучаствовать в суперпопулярном шоу «Пусть говорят», такой шанс раз в жизни бывает!

Вот и поучаствовали, можно подводить итоги. П. — старшие продали дом в Зимовниках и переехали жить на дедовское подворье в хутор. Вырученные за дом деньги они отдали адвокатам: сначала за два года, пока шло следствие и суд, — 300 тысяч рублей. Насчет этих денег родители Евгения претензий к его защитникам не имеют. А вот насчет еще 500 тысяч рублей его мать Надежда П. подала жалобу в Областную коллегию адвокатов. В своем заявлении она написала, что адвокат потребовал полмиллиона «за условный приговор». Пообещал, что дело в суде будет переквалифицировано со ст. 131 на ст. 134, и Евгений отделается условным сроком.

На что рассчитывал адвокат, если в ходе процесса не было даже намека на такой исход?

А ведь этих денег хватило бы на переезд семьи потерпевшей в другой район, город, поселок — куда-нибудь, где уже забыли малаховское «мексиканское шоу» и имя ребенка, которого произвели на свет, по одной версии, «гулящая мать-малолетка», а по другой – «отец-насильник». В Зимовниках эта история еще не скоро травой порастет: после судебного вердикта под петицией в Верховный суд РФ с просьбой пересмотреть приговор Евгению П. подписались уже триста жителей района.

Все могло быть иначе, если бы у противоборствующих сторон, и сегодня захлебывающихся от ненависти друг к другу, хватило разума не доводить дело до всероссийского шоу с показательной поркой всех — и виновных взрослых, и безвинных младенцев. Во время всех этих ужасных событий у Натальи П., жены Евгения, умер малыш, второй их ребенок — на другой день после рождения. Две сестры одновременно вынашивали под сердцем младенцев, и один из них, может быть, просто не перенес страданий матери.

Какой умопомрачительный поворот сюжета – на малаховской передаче его, конечно же, тоже обыграли. Расспросили несчастную о ее потере, посыпали соль на рану. О какой деликатности и сочувствии чужому горю можно говорить, если надо поднимать рейтинг шоу – все выше и выше, и выше. Любой ценой!

— Я ещё раз хочу обратиться к молодым людям: что бы  ни делали двенадцатилетние девочки, что бы они ни писали вам в социальных сетях или через СМС, будьте стойкими и не вступайте с ними в сексуальные контакты! Иначе вам придется сидеть! — так эффектно закончил шоу Андрей Малахов. И это был приговор в прямом эфире: Евгений П. получил восемь лет колонии строго режима.

Анна Лебедева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *