Бомба к Дню Учителя

Взрыв этой гранаты прогремел на всю Россию, привыкшую уже, казалось бы, ко всяким взрывам. Для того преступление и было задумано как нарочито зловещее, бесовский спектакль, чтобы произвести больше впечатления на публику: не выстрел в подъезде, а «презент» с надписью «С Днём учителя!». 5 октября 2012 года празднично упакованную коробку с гранатой посыльный доставил в квартиру главного специалиста Министерства образования Ростовской области Татьяны Гончаровой. Открывшая «подарочек» мама Гончаровой, 63-летняя пенсионерка, погибла на месте, сама хозяйка дома и её пятилетний сын были ранены.

Целый год город жил слухами, кем же был написал сценарий этой кровавой драмы и кто исполнил в ней заглавные роли. Следственные органы сообщили только, что задержано трое подозреваемых. Но когда, наконец, в областном суде начался процесс с участием присяжных заседателей, скамью подсудимых занял один человек — директор спортивной школы «Боевые перчатки» Александр Алексеев.

«Он кому хочешь бомбу подложит…»

У закрытых ещё дверей зала заседаний на лавочку рядом со мной присела невысокая худенькая женщина в темных очках. Хотя в тот день для дачи показаний была вызвана только потерпевшая Татьяна Гончарова, я все равно её не узнала. Так не похоже было измученное лицо со шрамами на фотографии русской красавицы в самом расцвете сил, что были напечатаны в газетах год назад сразу после трагедии. Сегодня Татьяне Михайловне предстояло рассказать в суде все подробности того страшного дня, и она очень старалась держаться мужественно. Но всё равно не выдержала, заплакала, когда пришлось рассказывать о том, как через секунду после взрыва на кухне, где они готовили ужин, она увидела растерзанную маму и раненного сына.

На уроках ОБЖ детей учат, что нельзя даже прикасаться к сомнительным коробкам, но, увы, даже взрослые часто бывают беспечны. Последнюю эсэмэску с угрозами Татьяна Гончарова получила в апреле, и видно, уже успела подзабыть прежние кошмары. До февраля 2012 года она работала заместителем начальника Управления образования Ростова-на-Дону по экономике и финансам. Кажется, не самая беспокойная должность, но после того, как были введены новые правила выделения бюджетных средств учреждениям дополнительного образования (так называемое подушное финансирование вместо прежнего — по сметам), у зам.завгороно начались неприятности. Кто-то писал на нее анонимки, в гороно постоянно приходили проверяющие из разных инстанций. А директор детско-юношеского центра «Боевые перчатки» Александр Алексеев громче всех требовал вернуть ему «его деньги»: «Боевые перчатки» стали получать меньше на 2 млн. в год.

— Алексеев постоянно писал заявления с требованием увеличить финансирование своего боксерского центра и получал от нас официальные ответы, что все, что им положено, они получают, — вспоминает те события специалист городского Управления образования Галина Рябышева, работавшая под непосредственным руководством Татьяны Гончаровой.

А потом Гончарова стала получать эсэмэски с угрозами: анонимы обещали расправиться с ней самой и её маленьким сыном. Такие же угрозы приходили и на сотовые телефоны начальника Управления образования Александра Уваровского и его взрослой дочери.

— Александр Павлович решил организовать проверку спортшколы «Боевые перчатки», поскольку были сведения, что здесь занимаются боксом не только дети. По вечерам там тренировались взрослые боксёры, и кто они такие, и сколько платят директору Алексееву, знал только он сам. После этого Алексеев и объявил нам войну. Я решила уволиться, чтобы положить конец этому кошмару. Уваровский сказал, что потом, когда все уляжется, я смогу вернуться в гороно, — так Гончарова объяснила мне причины своего увольнения.

Александр Алексеев был директором спортивной школы 25 лет и у прежнего руководства гороно к нему и к его «Боевым перчаткам» вопросов, очевидно, не было. Поэтому директора так обидело внимание нового начальства к разным сторонам его бурной деятельности. В июне прошлого года он даже подал заявление в Следственный комитет о том, что в отношении него «со стороны начальника Управления образования Ростова-на-Дону Уваровского шла подготовка к совершению преступления». А в доказательство представил видеозапись, которую он самолично доставил в редакцию информационного сайта 161. ру. На видео Александр Уваровский беседует в машине с неизвестным мужчиной, судя по разговору — сотрудником полиции. Собеседники обсуждают, что же им делать с директором боксерской школы Александром Алексеевым. Уваровский говорит собеседнику, что он просто жаждет «выпереть Алексеева из системы» (он имеет в виду систему образования), потому как директор «Боевых перчаток» «завязан на непонятно каких делах». Неизвестный предлагает для решения проблемы «кинуть два патрона» в машину Алексеева. Уваровский не возражает, он согласен и на два патрона, лишь бы «убрать из системы» Алексеева.

Посетители сайта захронометрировали: на седьмой минуте видеозаписи разговора Уваровский произносит пророческие слова: «Он, конечно, опасный мужик. Иметь такого при себе — да он сам кому хочешь бомбу подложит!» Однако уйти в отставку пришлось самому Уваровскому: вышестоящее руководство «попросило» его покинуть пост как раз из-за этой истории с видео.

Возможно, это заявление об увольнении и спасло ему жизнь.

Ростовская Кущёвка

Адвокат Алексеева Людмила Лысенко строит защиту на простых тезисах: всего того, что написано в обвинительном заключении, просто не может быть, потому что этого не может быть никогда! Алексеев серьезный солидный человек, и как же он мог пойти на такой шаг — послать гранату чиновнице, которая якобы не дофинасировала его боксерский центр?

Логика в этих рассуждениях защитника, конечно, есть: даже если опустить все морально-нравственные аспекты, с точки зрения одного только здравого смысла это действительно полный абсурд! Но после яркой речи адвоката в зал для дачи показаний был приглашен Дмитрий Соляр, главный свидетель обвинения и при этом сам обвиняемый по этому же делу о покушении на жизнь Гончаровой и убийстве её матери «группой лиц по предварительному сговору». Бывший милиционер и сотрудник отдела по борьбе с организованной преступностью, Соляр рассказал судье и присяжным, как получил от Алексеева гранату и схему изготовления взрывного устройства. Потом купил красивую коробку, положил туда гранату и зацепил чеку за крышку таким образом, чтобы граната сработала, как только коробку кто-нибудь откроет. Самодельную бомбу по приказу Алексеева спрятал у себя в гараже на лодочной стоянке «Отдых», где она и пролежала почти полгода.

4 октября 2012 года накануне Дня учителя по указанию Алексеева он приехал на цветочный рынок, купил там букет цветов и заказал за 500 рублей курьерскую доставку букета и коробки с «подарком» в дом на улице Штахановского, где живет Гончарова. Адрес он узнал, когда по приказу Алексеева следил за ней – встречал возле работы и сопровождал на своей машине до дома её служебный автомобиль.

Для переговоров с курьером, который должен был доставить цветы, Соляр купил новый сотовый телефон и сим-карту. По заранее разработанному плану он должен был вести все переговоры с курьером из определенного квадрата на пересечении улицы Мечникова и переулка Доломановского. Здесь неподалеку живет сотрудник ФСБ, который курировал городскую систему образования. Таким образом, считают следователи, Алексеев хотел пустить их по ложному следу и отвести от себя подозрения. Соляр велел курьеру сказать при передаче посылки, что она «от Сергея Сергеевича» (так зовут куратора).

Все указания Алексеева Дмитрий Соляр как опытный опер исполнил в точности – по крайней мере, так он заявил на суде.

Почему же он так беспрекословно выполнял все его команды? На этот вопрос Соляр ответил, что знает Алексеева уже двадцать лет, занимался в центре «Боевые перчатки» боксом, и его тренер и наставник всегда был для него непререкаемым авторитетом. А когда Соляр перенёс инфаркт и вынужден был уволиться из органов, Алексеев дал ему крупную сумму денег на операцию, а потом взял на работу своим заместителем. Как установило следствие, Соляр по заданию директора споршколы вел слежку и за другими людьми, которые были Алексееву чем-то интересны.

О роковых событиях октября 2012-го Соляр рассказывал в суде очень буднично, без волнения и вообще каких-либо эмоций. Как будто он купил жене букет цветов на 8 марта, а не отправил гранату незнакомым ему людям. Хотя причины для волнения у него, конечно, есть: Соляр заключил досудебное соглашение со следствием и его дело об участии в убийстве матери Гончаровой и покушении на убийство её самой слушается в Первомайском районном суде особым порядком. Это когда подсудимый заранее признает свою вину и весь процесс обычно занимает один или два дня, поскольку судебное следствие (вызов свидетелей, изучение доказательств по делу и т.д.) при особом порядке не производится. Но самое главное, что подписавший досудебное соглашение уже не может получить высшую для современной России меру наказания – пожизненное заключение.

Раскрылась в суде и тайна выложенной в Интернет видеозаписи. Как заявил Соляр, это он исполнял роль «сотрудника полиции», хотя к тому моменту в органах уже не работал. Опять же по приказу Алексеева, который дал ему подробные инструкции: о чем говорит с зав. Гороно и какие вопросы задавать. И угрозы по телефону отправлял тоже он: записочки с текстом эсэмэсок ему давал босс. Когда Уваровский уволился, Алексеев велел своему подручному «перенаправить посылку Гончаровой». Такие показания дал в суде главный свидетель Дмитрий Соляр. Весь вопрос в том, убедят ли они присяжных: Алексеев своей вины не признает и, судя по всему, процесс будет долгим и трудным.

Анна Лебедева

боевые перчат (1)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *