Символ веры

Люблю бывать в Азове. Есть в нем какое-то неповторимое очарование уездного городка позапрошлого века, оставшееся с тех времен, когда Азов еще был посадом. И вот однажды, спускаясь от крепостного вала к порту, увидела я храм редкой красоты – небесного цвета, с как будто воздушной колокольней! Храм тогда еще был в строительных лесах. А в маленькой хатенке рядом с ним шла служба. Здесь пока, до окончания строительства, находится церковь иконы Азовской Божьей матери.

Так я познакомилась с Зинаидой Ивановной Жеребило и ее сыном Евгением Николаевичем, которые на собственные средства строят храм. Участок для подворья и церкви купил в 1992 году отец Евгения, Николай Лукич Жеребило. Он же начал и строить ее по собственному проекту, но не успел достроить, умер от старых ран. А его дело продолжили жена и сын.

Николай Жеребило – азовчанин, восемнадцатилетним пацаном воевал в истребительно-противотанковом батальоне. Однажды бойцы попали в такую переделку – фашистские танки пошли в контратаку, – что от батальона в живых осталось всего несколько человек. Тогда-то Николай Лукич и дал обет построить храм Божьей матери. После войны он выучился, стал инженером; работал на Азовском оптико-механическом заводе; потом уехал в Кисловодск, работал там в строительных организациях. Купил трехэтажный дом. Как говорится, живи и радуйся. Но про свой обет Лукич не забыл. Несколько раз обращался к местным властям, но они так и не дали разрешения на строительство церкви в Кавминводах. Тогда он решил строить на родине.

Но и в Азове подвижника ждали испытания. Чтобы начать строительство, Жеребило продали дом в Кисловодске, закупили стройматериалы. Но однажды, когда Николай Лукич лежал в больнице, отец Александр, священник их церкви, забрал стройматериалы и увез туда, где он начал строить другой храм. Потом забрал и церковную утварь из маленького домика, временного храма, – и тоже увез.

Тяжелое это было время. Одним летом Жеребило совсем не могли строить, потому что местные казаки атамана Водолацкого, сменяя друг друга, дежурили на подворье круглосуточно и не давали работать. Николай Лукич, конечно, жаловался в епархию, но без толку. Тогда он принял решение перейти со своим приходом в Русскую православную зарубежную церковь. С тех пор местные власти – и духовные, и светские – считают их «еретиками» и «сектантами». Русская зарубежная церковь, созданная в 1920 году, как известно, примирилась с Московским патриархатом: в 2007 году был подписан Акт о каноническом общении между ними. Но часть епархий и приходов Православной зарубежной церкви не согласилась с этим решением, объединившись в Русскую истинно-православную церковь. 

храм P1000215

Церковь иконы Азовской Божьей матери в их числе, и относится она теперь к Черноморско-Кубанской епархии Русской истинно-православной церкви. За что и подвергается гонениям. «Правоверные» православные отцы пишут на «раскольников» жалобы в мэрию с требованием «оградить азовчан» от этого «неправильного храма», и в прокуратуру – с очевидной клеветой. Отец Никодим, пресс-атташе и ближайший помощник архиепископа Пантелеимона, возглавлявшего до недавних пор Ростовскую епархию, лично настрочил заявление в прокуратуру. В нем было написано, что священник азовской церкви отец Иосиф под видом помощи больной девочке собирает с местных предпринимателей деньги на свой личный счет в банке. Прокуратура быстро выяснила, что это клевета: у отца Иосифа даже счета в банке нет и никогда не было. Никаких писем предпринимателям с просьбой оказать благотворительную помощь он не отправлял и денег не собирал.

На юридическом языке это называется «заведомо ложный донос», статья 306 Уголовного кодекса Российской Федерации. Наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет. Но отец Иосиф поступил по-христиански и не стал подавать на коллегу иск в суд. Так что отец Никодим благополучно отбыл на новое место службы в Ярославскую епархию.

А Евгений Николаевич Жеребило тем временем несмотря ни на что достраивает храм. На свои средства: у него строительная фирма в Кисловодске, и прибыль от своего бизнеса он тратит на богоугодное дело. После рождественского богослужения в старом храме (народу на нем было много, в церквушке, как говорится, яблоку негде было упасть) Евгений Николаевич показал мне новый храм. Похвалился замечательной акустикой – проповедь будет тут звучать особенно проникновенно, мраморной купелью для крещения на втором этаже церкви, колоколами, которые уже слышит вся округа. К Пасхе, как он надеется, служба уже пройдет в новом храме.

Я спросила, не было ли у него желания купить на те деньги, что тратит он на строительство церкви, домик где-нибудь в Европе на берегу теплого моря.

Я бы и так смог его купить, но мне это не нужно! – ответил Евгений Николаевич. – Мы с женой ездили минувшим летом в Грецию – по святым местам. Какие православные храмы мы там видели! Чудо! Вы знаете, сколько на свете православных церквей – от восточных епархий в Африке и на Ближнем Востоке до западных – в Америке и Канаде?

Теперь знаю, прочла в Интернете после нашего знакомства с Евгением Николаевичем и его матерью Зинаидой Ивановной. Информационные агентства сообщают, что в феврале Архиерей Русской зарубежной церкви впервые совершил божественную литургию в православном храме в столице Марокко. А в американском городе Кливленде в январе освящен новый православный Храм Всех Святых. На торжество приехали верующие из канадского Торонто. В тот же день в храме было совершено первое крещение младенца Софии.

Пять лет назад я познакомилась с самым, может быть, высокогорным приходом Русской зарубежной церкви в русском селении Псху в Абхазии. Во всей долине Псху меньше ста жителей, но при этом два православных прихода – Московского патриархата и Русской зарубежной церкви. Есть и монахи, в основном молодые ребята, оставившие свои монастыри в разных уголках России и живущие теперь в абхазских горах. Не понравился им, значит, монастырский устав, который гораздо строже армейского.

У каждого свой путь к Богу… И свое Служение. Жеребило двадцать лет строят свой Храм, все вместе: Евгению Николаевичу помогают жена и сын, который пошел по стопам отца, тоже стал строителем. Ну разве это не счастье?

Выходит, все-таки выполнил свой обет боец исребительного батальона Николай Жеребило

Анна Лебедева 

Храм

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *