Кто отдает приказы?

Что позволено Юпитеру

Вы видели в Интернете и телерепортажах, что было нарисовано на плакатах, которые держали в руках участники московских митингов? Это ж кошмар, что народ себе позволяет: известное резинотехническое изделие во всех видах украшает портрет Самого Главного Человека. Да уж… И при коммунистах жила, и при типа «демократах», а такого еще не видела.

Но… Кто-то же отдал приказ – нахальных московских бунтарей не трогать! Пусть себе митингуют спокойно с любыми плакатами? Помитинговало сто тысяч человек – и все мирно разошлись.

Вот только у нас, провинциалов, возникает вопрос: а кто же тогда отдает приказы хватать и судить по сфабрикованным делам «несогласных» и «недовольных» в Ростове и окрестностях? Причем уже давно. И пять лет назад массово арестовывали активистов «Другой России», «Левого фронта» и других оппозиционеров перед «маршами несогласных» и прочими объявленными заранее мероприятиями. Будто бы они все, несколько десятков вполне интеллигентных людей, в одно и то же время в разных городах – Ростове, Таганроге, Новочеркасске, Шахтах – одновременно выходили на улицу и начинали вдруг нецензурно выражаться.

На последних выборах мэра казачьей столицы Новочеркасска рано утром, в половине восьмого, три члена избирательных комиссий от КПРФ вышли из дома, чтобы направиться на избирательные участки. Однако их уже поджидали: все трое были задержаны милицией и препровождены в отделение. Там был составлен протокол о том, что они якобы нецензурно выражались «в общественных местах». Наказание двое суток ареста (как раз на время проведения выборов) им назначил мировой суд.

3 февраля 2012 года мировой суд Ленинского района Ростова осудил одного из активистов акций «За честные выборы» Романа Михайлова по сфабрикованному обвинению в мелком хулиганстве. Роман выходил из кафе, когда к нему подошли полицейские и сказали, что им срочно нужно установить его личность. Михайлов предъявил паспорт, но его все равно доставили в отделение, где составили протокол, что он якобы нецензурно выражался в общественном месте. На другой день судья назначил ему четверо суток административного ареста. Как считают соратники, скорее всего парня арестовали за то, что он фотограф и снимает митинги и прочие акции оппозиционеров.

Многие активисты протестных акций получили накануне митинга 4 февраля на Театральной площади Ростова повестки с требованием явиться в прокуратуру. Там прокуроры проводили с ними «профилактические беседы». В «Живом журнале» ребята делятся своими впечатлениями от этой «профилактики». Больше всего всех возмутило, что заявившиеся к ним домой участковые «стращали» родителей. Не у всех мам оказались крепкие нервы.

Откуда же правоохранители узнали, кто собирается идти на митинг? Ну, это просто! Как и свидание у фонтана в горсаду, встречу на митинге теперь назначают через Интернет (в социальных сетях образуются группы парней и девушек, у каждой такой группы есть старший) или по сотовому телефону. Ну а дальше уже «дело техники» и профессионализма оперативников. С недавних пор в России возродился политический сыск.

Увы, в отличие от столицы в нашей донской провинции правила игры не изменились: несогласных все так же сажают в кутузку, вне зависимости от того, разрешены в России митинги и собрания или нет… Но странное дело – несогласных и у нас становится все больше: уже целые площади.

ДГТУ1

Парень с принципами

Мы сидим в огромном пустом двухэтажном зале-студии и три часа разговариваем с ребятами, которых схватила полиция после сходки на площади Гагарина 10 декабря. Очень хочется понять, во что верит это «племя молодое, незнакомое».

Борис Скрынник – парень с принципами: «Я взяток не даю, – заявляет смело, – ни при каких обстоятельствах! Даже на дороге. Если нарушил правила, пусть штрафуют!» Кстати, Боря больше всех «пострадал от режима» – отсидел 10 суток административного ареста.

Красавчик Даня Алексеев на вид – рафинированный интеллигент (ни дать ни взять – чеховский герой). Он очень не хочет оказаться на Борином месте на нарах. И при этом… ходит с видеокамерой на митинги и даже в мэрию – подавать заявления на митинги. Снимает сюжеты для будущего фильма о движении несогласных, который они делают вместе с режиссером Александром Расторгуевым. Ну а по видеокамере-то, как и по очкам, бьют в первую очередь. Если, конечно, была команда «мочить»…

А кто-то в Ростове эти команды отдает.

Бориса Скрынника «замели» после нашумевшей акции 10 декабря на площади Гагарина у бывшего РИСХМа, ныне ДГТУ. Собственно, это и митингом трудно было назвать: ни лозунгов, ни мегафона, ни ораторов. Постояли на площади, обсудили промеж собой, как проходили выборы в Госдуму, и разошлись. Поначалу это всем казалось даже забавным. Омоновцы в шлемах и масках выскочили из автозаков, начали строиться, картинно поигрывая дубинками, немного попозировали (тоже ведь молодые пацаны). Площадь зааплодировала, бойцов стали фотографировать.

Хватать ребят начали, когда толпа уже тихо-мирно расходилась, по приказу полицейского полковника.

Я стоял снаружи – за полицейским оцеплением, – рассказывает участник событий Роман Красовский, – все стали уже расходиться, когда ко мне подошел друг Борис Скрынник. Мы успели перекинуться с ним парой слов, как вдруг к нему подбежали полицейские, заломили руки и потащили в «воронок». В мировом суде Октябрьского района, куда его доставили из КПЗ, Борису было предъявлено обвинение, что он якобы нецензурно выражался на улице. Свидетелей, которые подписали эту клевету, на суде не было. Нас, настоящих свидетелей происшедшего, на суд не пустили. Судья Ирина Носко даже не разрешила никому присутствовать в зале, хотя дело слушалось в открытом заседании.

Возможно, ребят хватали подальше от центра площади, чтобы этого не заметили собравшиеся на ступеньках технического университета начальники: министры культуры и образования Ростовской области Лариса Балина и Александр Резванов, заместитель мэра Ростова по социальным вопросам Валентина Леденева, начальник городского отдела по делам молодежи Михаил Чупров, председатель областного комитета по молодежной политике Сергей Чуев, ректор ДГТУ Бесарион Месхи и еще около десятка официальных представителей власти?

Одна ростовчанка в личном блоге социальной сети «Соратники» сообщила: в Южном федеральном университете, на курсе, где учится ее дочь, было зачитано распоряжение о том, что студенты – участники митингов и протестных акций будут отчислены из университета вне зависимости от их успеваемости… О подобных «распоряжениях» в других учебных заведениях сообщают и другие родители. 

REN_005_6519

 

ОМОН катается на «скорой»?

Троих ребят схватили на улице уже километра за полтора от площади Гагарина.

Мы шли по Варфоломеева и по дороге зашли в магазин купить печенья к чаю, – рассказывает Маша Матвеева. – Вдруг на нас набросились какие-то мужчины в штатском. Меня схватили, потом уронили, затем нападавшие сдернули с меня капюшон, увидели, что девчонка (а я еще и выгляжу как малолетка), и начали на меня орать: «Быстрее отсюда! Домой!» Тут подъехала машина скорой помощи, из нее выскочили омоновцы, схватили меня, отшвырнули, я упала в лужу, а когда встала, уже никого не было – ни ребят, ни скорой. Их увезли. Я стала обзванивать районные ОВД, искать своих друзей.

Маша закаляла характер на выборах в Госдуму – была наблюдателем. Насмотрелась, как наблюдателей отпихивали от урн для голосования, чтобы не подходили близко и не видели, как идут вбросы. Председатель комиссии грозился вызвать полицию и отправить девушку в участок. С тех пор Маша Матвеева и ходит на митинги «За честные выборы».

Судила Машиных друзей Даниила Алексеева и Алексея Карачинского та же судья Ирина Носко: она в тот день дежурила в Октябрьском мировом суде. Но, может, «план по посадкам» к тому времени был уже выполнен и ребята отделались штрафами. Хотя инкриминировали им всем то же самое – матерщину. Лжесвидетелей их «хулиганства» в суде, конечно же, не было. Ребята потом нашли их всех в социальных сетях в Интернете: двенадцать студентов ДГТУ, живущих в одном общежитии, подписали написанные как под копирку «объяснения», что они якобы все разом видели и слышали, как задержанные «хулиганили». Один из интернетчиков написал потом в тех же социальных сетях, что комендант общежития уговорил или заставил своих жильцов подписать пустые листы, пообещав за это «улучшение жилищных условий». А потом уже в эти листы вбивался нужный текст.

Так это или нет, но свидетелей того, что «свидетельские показания» – фальшивка, что на самом деле никто из пришедших на пл. Гагарина не матерился и не хулиганил, гораздо больше. Целая площадь свидетелей. Только вот судья не пожелала их слушать. Интересно, а как бы она поступила, если бы к ней «на приговор» доставили ее собственных студентов? Ирина Носко преподает на кафедре теории и истории права и государстваРостовского филиала Российской академии правосудия.

Ценный специалист: уж кто-кто, а она-то отлично разбирается в особенностях современного российского правосудия.

Именно суд произвел на посаженных и оштрафованных пацанов самое неизгладимое впечатление. Насчет милиции-полиции все всем ясно, но чтобы в суде – вот так… Для них это стало откровением. Они так и не поняли, почему, если они даже и собрались на «несанкционированное мероприятие», их судили не за это (для таких случаев свой, специальный закон имеется), а сфабриковали дела о мелком хулиганстве. Ведь изготовление фальшивых полицейских протоколов и судебных приговоров на самом деле куда более серьезное преступление, чем неразрешенный митинг и даже «нецензурная брань в общественном месте». 

REN_002_6492

 

И чего они лезут на рожон?

В тот день, 10 декабря, с утра ростовскую молодежь запугивали: в «сетях» в Интернете, где они обсуждали свою сходку, появились кем-то вывешенные угрозы: «Не приходите, это опасно! Будет резня!»

А они пришли. Зачем? Почему? Нормальные, вроде, ребята – не левые и не правые, закончили вузы, работают. Маша – дизайнер, Боря – программист, Леша – архитектор. Активисты экологических акций, вроде известного в Ростове фестиваля «Ботаника» в защиту Ботанического сада. Ну и занимайтесь себе экологией… Нет, лезут на рожон.

Боря Скрынник рассказал, как он сидел десять суток административного ареста. Условия отбывания наказания впечатляют, особенно в «первую ходку»: матрас у заключенного в шесть утра отбирают и выдают обратно только в десять вечера. Все остальное время можно только сидеть на койке и думать о своем поведении. Книги (не всякие, конечно, а только «благонадежные») передавать сидельцам разрешается, но свет в камере такой тусклый, что читать практически невозможно. Радио, плееры для прослушивания музыки запрещены, не говоря уже о сотовых телефонах. Чтобы хоть как-то себя занять, Борис согласился помогать на кухне (к тому же за это полагается поощрение – у помощников по кухне не отбирают на день матрас).

Но если он какие-то жизненные уроки из этой истории и извлек, то вовсе не такие, что нужно «сидеть тихо и не высовываться». Он сделал выводы, что неправильно вел себя в суде: надо было подавать ходатайство о вызове в суд свидетелей в письменном виде, а не устно. Тогда судье Носко труднее было бы его проигнорировать.

Такие вот они, эти ребята: «валить» из страны не хотят, но и тут, дома, «положить живот» за карьеру – тоже. Не главное это для них. Они хотят изменить порядки здесь, в России, и искренне верят, что это возможно. Что так и будет, и это всего лишь вопрос времени.

По забавному совпадению как раз в те дни, когда происходили «декабрьские события» на ростовских площадях, на большом и пафосном мероприятии комитета по молодежной политике Ростовской области сверстники «декабристов» обсуждали такие «ценные» молодежные инициативы, как «формирование у молодого поколения положительного образа полиции».

Комитетчики немного опоздали: «образ» и полиции, и судей уже сформирован – теми, кто отдает им приказы…

Анна Лебедева 

Завсегдатай ростовских КПЗ активист " Другой России" Павел Нагибин  пришел в ростовскую мэрию  подавать заявку на митинг. Охранники порвали его пропуск в мэрию и  вышвырнули на улицу.

Завсегдатай ростовских КПЗ активист » Другой России» Павел Нагибин пришел в ростовскую мэрию подавать заявку на митинг. Охранники порвали его пропуск в мэрию и вышвырнули на улицу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *