ОПГ «Белые халаты»

За липовыми справками об инвалидности в Ростовскую области люди  приезжали отовсюду – от сибирских лесов до кавказских гор. Кто знает, сколько ещё лет орудовало бы ОПГ «Белые халаты», если бы один из организаторов теракта в питерском метро не оказался мнимым больным, прописанным в городе Гуково.   

Где пир у воронья и без чумы?

«В дешёвом и продажном этом мире, где пир у воронья среди чумы,

Где продаётся всё на этом пире, хочу, чтоб веру в Бога сохранили мы…

И в океане грязи чистый остров останься не изгаженным, молю,                   

Где было бы надёжно всё и просто. Хочу я жить, а значит,  я люблю».

Биографию начальника  бюро медико-социальной экспертизы города Гуково Бориса Котова и его стихи я прочитала на литературной странице сайта http://www.gukovo.ru.

Борис Котов

Борис Котов в свои лучшие времена. Фото с сайта http://www.gukovo.ru

Хорошая биография: мединститут, участковый педиатр, главный педиатр Гуково, главный врач городской больницы № 1, заведующий горздравотделом…  В человеке, доставленном в наручниках в Ленинский районный суд Ростова-на-Дону, трудно было узнать того, прежнего Котова. Врача и поэта, нарисовавшего  полторы тысячи липовых справок об инвалидности, привезли в суд давать показания о преступлениях его начальника – руководителя Главного бюро МСЭ Ростовской области Андрея Домашенко.

 

Андрей-Домашенко-сидит-теперь-не-в-кабинете-а-в-СИЗО-–-в-ожидании-апелляции.

Андрей Домашенко сидит теперь не в кабинете а в СИЗО….в ожидании апелляции.

В маленьком зале на двух коротеньких скамеечках для публики с трудом разместились большая семья подсудимого и один журналист. Только здесь у Котова появилась возможность высказаться:  два его уголовных дела  слушались в Гуковском суде особым порядком. Обвиняемый заранее признал свою вину (это уменьшает наказание на треть), так что судебного разбирательства не было. Прокуроры зачитали обвинительные заключения, судьи повторили их в приговоре и вынесли вердикт — 6,5 лет колонии общего режима.

Очень похоже, что Котов топил своих бывших начальников с большим удовольствием. Сначала подробно рассказал, как семь лет брал взятки, в основном через посредников, и выдавал справки о назначении второй группы инвалидности бессрочно. Причём даже без прохождения медико-социальной экспертизы. Липовую справку об инвалидности з можно было купить и двадцать, и тридцать лет назад, но прежде требовалось собрать ещё и «портфолио»:  полежать в больничке, пройти обследования.  Котов упростил процедуру: он давал медсестре  листик с паспортными данными и «диагнозом»  очередного клиента  и она заполняла бланк строгой отчётности. Стоила справка от 30 тыс. до 140 тыс. руб. — видимо, в зависимости от благосостояния клиента.


Средний размер пенсий по инвалидности второй группы, назначенных по справкам Гуковского бюро, составлял 14 тыс. рублей. Для городов и районов, где, свирепствует безработица – это приличные деньги. Взятка окупалась за год. Пятеро жителей  Ростовской области, получившие липовые справки по инвалидности,  должны по решению суда вернуть Пенсионному фонду  крупные суммы – от 460 тыс. руб. до 900 тыс. руб.


Потом Котов перешёл к самому главному: как  он привозил в Ростов, в Главное бюро каждую пятницу руководителю Домашенко, его заместителю Дарымовой и своему непосредственному куратору Таранцевой по 300 тыс. рублей. Не всем вместе, а каждому по 300 тыс.  — в конвертах, подписанных их именами. Итого 900 тыс. в неделю, больше трех с половиной миллионов в месяц. Кстати, кроме  показаний осужденного следствие относительно этих взяток ничем больше не располагает – задержаний с поличным не было.  Так что суровые приговоры   Домашенко (суд назначил ему 9,5 лет колонии общего режима) и Дарымовой (она получила 6,5 лет колонии) основаны на показаниях Котова, которые он давал… по календарю. Он сам  рассказал об этом в  суде: поскольку точных дат передачи трехсоттысячных взяток он не помнит, то следователи дали ему календарик. Глядя в него, Котов называл все рабочие пятницы за исключением тех, когда он был в отпуске или болел.

Получается, что размеры полученных руководителями Главного бюро МСЭ взяток,  указанные в только что вынесенном приговоре Ленинского суда,  — это не факты, а оценочные суждения. Но в любом случае контроль за бланками строгой отчетности эти руководители  почему- то вели очень плохо…со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это относится и к руководителю  экспертного состава № 5 Главного бюро Валерии Таранцевой, на которую Котов так же давал показания. В отношении неё расследование ещё продолжается.

Накрыли «малину» по приказу из Центра

Когда молва о чудо-докторе дошла до Кавказских гор, в Гуково стали приезжать мнимые больные аж из Дагестана. Там действовало своё ОПГ «Белые халаты», состоящее из руководителей и сотрудников республиканского бюро  МСЭ: по иронии судьбы их разоблачили почти одновременно с ростовскими коллегами.  Но в наших степях липовые справки стоили дешевле, чем в горной местности. Дагестанцы  прописывались в Гуково, получали заветную справку, выписывались и возвращались домой.

Наверное, Котов и дальше клепал бы фальшивки, если бы оперативники ФСБ не задержали одного из организаторов теракта в питерском метро: он оказался лжеинвалидом, прописанным в Гуково. Тут уже и городская, и областная власть вместе с прокуратурой, миграционной службой  и прочими правоохранительными органами  уже не могли делать вид, что они ничего не знают. Начальство приказало Котову  привести документы, и он решил имитировать налёт хулиганов на бюро: пришёл туда ночью, разбросал бумаги по полу, порвал, залил краской, да ещё для убедительности сделал неприличные надписи на стенах.  …Собственными руками залил грязью свой «чистый остров».

Гуковский  суд  завален сегодня исками прокуратуры к гражданам, польстившимся, как им казалось,  на легкий способ получить с государства хоть «шерсти клок» — скромную сумму на прожитье. Это у нас и жульничеством — то не считается.

— К нам пришла мать одиночка, — рассказывает руководитель гуковской приемной  «Справедливой Россия»  Нина Капина. – Просит помощи:  работы в городе нет, приходится за копейки мыть подъезды, а от неё требуют вернуть деньги, полученные по липовой  инвалидности. Где же их взять, если всё на жизнь истрачено? Вроде и жалко человека, но как вспомню тяжело больных людей, которые годами не могут получить инвалидность, так и не знаю, что ей сказать!

Да, это другая сторона медали:  государственный бюджет не бездонная бочка. И это значит, что если одному гражданину дали вторую группу незаслуженно, то другому, тяжело больному, безногому или безрукому придется назначить третью, рабочую. За этой статистикой  где-то там, наверху, строго следят. В общественной приёмной  «Единой Россия» я познакомилась с инвалидом Василием Калмыковым, у которого не было правой руки. Незадолго до этого Аксайское бюро МСЭ  перевело его со второй группы на третью.  А всё потому, что на вторую группу, и на путевки в санатории, и на лечение в хороших больницах и прочую реабилитацию всегда находятся претенденты  посолидней, чем Вася из станицы Ольгинской.

Василий-Калмыков-успел-окрестить-дочь-но-как-она-вырастет-отец-уже-не-увидит….

Василий-Калмыков-успел-окрестить-дочь-но-как-она-вырастет-отец-уже-не-увидит….

Но ему-то чем детей кормить? Пришлось  браться за любую, даже самую тяжелую работу. Как  в народе в таких случаях говорят, надорвался мужик… помер.  Две крошки-дочки получают теперь пенсию по потере кормильца, так что материально в семье, где и мама инвалид детства, стало чуть полегче…

  •    Любое совещание мы начинает с напоминания о важности гуманного  отношения к каждому человеку, —  так Алина  Медовник,  нынешний  и.о. руководителя Главного бюро МСЭ по Ростовской области,  ответила на  вопрос, как  же эксперты городских и районных бюро могут назначать безногим и безруким инвалидам третью «рабочую группу»?

И пояснила: если человеку показано протезирование, ему должны назначить индивидуальную  программу реабилитации.  Ну, значит, он должен проходить он её с помощью «лечебного голодания»: безруких и безногих не берут на работу даже вахтерами. Увы, на самом деле всё гораздо проще: если кому-то  незаслуженно дали вторую группу, значит, у настоящего инвалида её отобрали.

Будет ли когда — нибудь положен этому конец? Аресты и посадки в системе Минтруда и соцразвития России, куда входят Бюро медико-социальных экспертиз, продолжаются. Год назад был задержан находившийся в розыске руководитель Главного бюро по Дагестану Магомед Махачев и его родственники, возглавлявшие  структурные подразделения МСЭ. В июне 2019 года Управление СК по Ростовской области  возбудило уголовное дела  в отношении  руководителя  Азовского бюро медико-социальной экспертизы Ростовской области  по подозрению в получении взяток за выдачу фиктивных справок об инвалидности. Означает ли это, что тотальной коррупции в системе медико-социальной экспертизы положен конец – окончательно и бесповоротно? Вряд ли.

Анна Лебедева 

Один комментарий

  1. К сожалению, это не единственный вопрос к нынешней системе здравоохранения и персонально к медикам. Когда врач видит в пациенте источник своего дохода, так и бывает. Пациентам нередко назначают ненужные анализы и обследования, платные разумеется. А причина не в необходимости, а в том, что молодой доктор хочет заработать, а заодно, собирает данные для своей диссертации. Некоторые лаборатории не проводят исследования материала анализов, а выдают результат или по диагнозу, или исходя из возраста пациента. Закончится ли это? Думаю, что только с глобальными переменами в стране.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *