Засекреченная пенсия

Ещё год назад в редакцию  «Большого Ростова» год  обратился ростовчанин Виктор Петрович Карпенко, пенсионер 1949 года рождения. Жаловался он на маленькую пенсию: при большом стаже работы  УПФР в Кировском районе  в 2016 году назначило ему пенсию в размере 10 тыс. рублей.  Около 5 лет его  работы в различных организациях УПФР не включил в трудовой стаж и не учитывает при назначении пенсии.
Четыре  года Карпенко проработал на Клайпедской базе речфлота, но, как написано в ответах УПФР по Кировскому району, «печать при увольнении не читается». По этому вопросу Карпенко ранее неоднократно  ходил и писал  в Пенсионный фонд пока, наконец, не обратился в редакцию.
В ответе районного УПФР на его последнее обращение заявителю сообщается, что в Литовскую Республику, наконец — таки, направлен соответствующий запрос.   Но пришел ли ответ? Чтобы узнать, как продвигается решение волнующей пенсионера проблемы, газета направила редакционный запрос в областное отделение ПФР.
Ответ пришёл за подписью заместителя управляющего ОПФР по Ростовской области А.Н. Васильевой:
« В силу статьи 7 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.…Что касается вопросов, поставленных в Вашем обращении от 21.01.2017 в части порядка учета трудового стажа, заработанного на территории Союзных Республик СССР (до его распада и после) в адрес редакции были направлены соответствующие разъяснения 17.02.2017».
Вот как: закон о персональных данных запрещает ПФР сообщить «секретные сведения» о запросе пенсионного фонда коллегам в Литву и об их  ответе? Как говорит Райкин в знаменитом монологе про криво сшитый пиджак: «Привет, ребята, вы хорошо устроились!… Давайте снизим потребности и всем будет смешно!»
А если серьёзно, то такого просто не может быть. Не может Закон о персональных данных лишить пенсионеров права обращаться в СМИ (а вернее, лишить эти обращения всякого смысла) с жалобами и просьбами защитить их права. Не говоря уже о том, что это прямое нарушение Закона «О средствах массовой информации», где прописаны права редакций направлять запросы и задавать вопросы чиновникам любого ранга, особенно, если речь идёт о защите интересов их читателей, слушателей и зрителей.
Ну что ж, ничего другого   не остаётся как только отправить ещё один запрос, уже в Москву, в Пенсионный Фонд России. Пусть ответят, во всех ли регионах так засекречивают вопросы пенсионеров (а главное ответы на них) или это местная, ростовская инициатива?

Один комментарий

  1. Благодаря закону о персональных данных, в любой организации, куда обращается человек, он подписывает бумагу, в которой дает согласие на обработку своих персональных данных и передачу их третьим лицам. Вот оно как. Особенно этим злоупотребляют медучреждения в договорах за платные услуги. В результате, клиент попадает во все мыслимые и немыслимые базы данных.
    А вот для помощи человеку закон создает препятствия. Хотели, как лучше, а получилось…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *